Сегодня день рождения у одного из самых удивительных детей, что я встречал. В который раз убеждаюсь, что детки, зачатые от сильных чувств, получаются неординарными. У самого четверо таких 🙂

Мы дружили с Кирой, когда она была совсем крохой, трёхлетней малышкой, и поначалу она отнеслась ко мне крайне недоверчиво, но уж кого, а детей я люблю, и что такое забота о ребёнке хорошо знаю, для меня это не пустой звук. Поэтому мы быстро наладили контакт и даже более того, наши взаимные чувства были весьма нежными.

Прошло четыре года, которые мы провели в разных городах, изредка общаясь в онлайне, но недавно я побывал у неё в гостях. Кира уже совсем взрослая, и уж если четыре года назад она поражала меня умением включаться в конструктивный диалог, то сейчас с ней так и вовсе безумно интересно общаться.

В последний вечер перед моим отъездом в Москву мы вдвоём идём по магазинам за продуктами, чтобы приготовить на прощальный ужин вкусняшек. Стоим на кассе, рядом корзина с игрушками, Кира берёт из корзины какую то незамысловатую киску и крутит её в руках, я спрашиваю:

— Давай купим?

— Да ну, зачем? Только деньги тратить, — с деланным равнодушием отвечает ребёнок, и я вижу, что хочется, конечно же хочется, но Кира умело скрывает своё желание, и мне ещё больше хочется порадовать это чудесное дитя, что я в итоге и делаю. В конце концов, эта поездка ничего мне не стоила, и билет мне на поезд купили, и накормили, и в театр сводили.

По пути домой я говорю:

— Кирусь, мне бы, конечно, хотелось купить тебе что нибудь подороже, чтобы хватило на долгую память, — но закончить фразу не успеваю.

— Серёжа, — отвечает чудо-ребёнок, — ты и так сделал самый дорогой подарок, какой только можно придумать!, — в голосе Киры столько искреннего чувства благодарности, что я внезапно начинаю реветь.

— Серёжа! Прекрати плакать!, — ничуть не смущаясь, смеётся Кира. Охваченный приливом нежности, я опускаюсь перед ней на колени, обнимаю, целую, и слёзы не остановить.

— Серёжа, ты же хотел завтра утром проводить меня в школу? Я не разрешу тебе, если ты и там собираешься расплакаться!, — а вот это семейное, умеют они с мамой рассмешить. Я хохочу сквозь слёзы, торжественно обещаю держать себя в руках, и мы идём домой готовить чуррос, о существовании которых узнали несколько часов назад из какого то кируськиного мультика.

Вечером, как в старые добрые времена, Кирильда требует сказку на ночь, только теперь правила изменились: мы рассказываем её втроём, по очереди, Кира, следующим она назначает меня, потом маму, потом снова Кира, и так по кругу. Каждый из авторов предлагает своё развитие сюжетной линии, у мамы она движется в сторону вечных добрых истин, а у меня каждый раз какой то очередной укуренный виток событий, да такой, что на очередном вместо того, чтобы засыпать, мы начинаем хохотать. А потом я пою колыбельные, те самые, что пел всем своим желудям.

Кира засыпает, прижимая к груди киску, утром мы идём в школу и я сдерживаю обещание. Да это и не представляет никакого труда с этим жизнерадостным, добрым, славным человеком. Сегодня ему исполнилось восемь лет, оставайся такой всегда, на позитиве, любознательной и жадной до жизни, мой милый замечательный человек, и обязательно реализуй все свои таланты, а их у тебя немало. Я уже соскучился по тебе, давай мы хотя бы тут с тобой немножко посидим вобнимку ?

meandkira

Прошёл всего месяц, как сделано это фото, а кажется, это было уже в какой то прошлой жизни. Впрочем, почти так оно и есть.

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика