Йогиня и собственность

В последние дни лета ко мне на работу вышел новый сотрудник. Ещё когда я увидел его аватарку в вотсапе, вернее позу, в которой он, а точнее она запечатлена, меня начали терзать смутные сомнения. То, что барышня пострижена под мальчика, почти налысо, меня не удивило, чего только в Москве не увидишь, зато не удивило, но даже насторожило, что барышне тридцать лет: на нашей далеко не самой высокооплачиваемой работе трудятся в основном пенсионеры.

Недолго думая, поинтересовался я у новой сотрудницы, что привело молодую даму на не самую интеллектуальную и денежную работу. Оказалось, что дама самый настоящий йог (на аватарке она была в какой то немыслимой асане), вернее, йогиня, и самое интересное, аскет с младых ногтей, то есть по её словам, материальные блага никогда её особо не интересовали.

Мужчина йог, мужчина аскет, мужчина йог и аскет, это мне понятно, но женщина аскет — это выше моего понимания. А как же все вот эти айфоны, золотые погремушки и прочая дольче вита? Но нет, барышня уже и в шоу бизнесе поработала, и с её весьма неплохими внешними данными соблазнов полагаю повидала немало, но всё таки встала на путь духовного и физического самосовершенствования. Впрочем, вот этому как раз ничуть не удивлён, ибо за два месяца общения уяснил, что барышня весьма неглупа, а в духовные искания нищие умом не подаются.

И как всегда, это лишь прелюдия. Девушка-аскет заставила вспомнить меня об одном любопытном моменте в моей биографии. Почему то никогда и никому не рассказывал об этом, наверное, потому что до сих пор даже мне самому это кажется какой то необъяснимой дичью, но она имеет продолжение и в дне сегодняшнем, посему напишу.

В конце 1993-го года я перепрофилировался из сотрудника силовых структур в работники торговли, и в жизни начался период быстрых денег — быстро пришли, быстро ушли. Спустя полгода, летом 94-го, удалось за несколько дней заработать на аудиоцентр Sony, состоявший из нескольких автономных блоков: усилитель, блок с двумя аудиодеками, CD-проигрыватель, и венчала весь этот шикблеск виниловая вертушка, у меня тогда была небольшая коллекция винилов, и мне дико нравилось ставить пластинку на диск, запускать его и опускать рычаг с иглой на пластинку, в этом была какая то магия сродни проявки аналоговых фотографий.

За всю эту красоту в магазине, приторговывавшем аудио и видео техникой в здании ещё той, не разрушенной гостиницы «Москва», было уплочено семьсот американских президентов, а тогда это была приличная сумма. Вот после этого и началась та самая дичь. Аудиоцентр прослужил мне верой и правдой больше десяти лет, но тогда его присутствие в моей комнате начало меня тяготить. Это совершенно дурацкое ощущение сложно передать словами, действительно шизофренией попахивает, но я попробую. С того момента я начал ощущать, что он, аудиоцентр, привязывает меня к дому.

До того я ощущал себя совершенно свободным человеком, эдаким человеком мира, мои 90-е вообще были изумительным временем, где меня только черти не носили, дома ночевал пару-тройку раз в неделю. Но тут вдруг р-р-раз, и у меня появилось имущество. И не просто появилось, а вроде как я его заработал своими трудами; и что теперь, если взять да свинтить жить куда нибудь на Гоа, как же тогда моё имущество, «что станется с ними, с больными, с моими зверями лесными?» 🙂 И я начал ощущать себя несвободным человеком, как бы пустившим корни, что ли. Как то так.

Лишь недавно я понял, что меня всегда тяготила собственность, я никогда не хотел ничего иметь, и с годами эта нелюбовь прогрессировала. Мне была в тягость даже моя машина, хотя это был мой второй дом, мой и моих желудей, как младших, так и старших, за шесть лет мы немало на ней дорог исколесили и побывали во многих славных местах, благо младшенькая супруга была тоже то ещё перекати поле, да и родителей я покатал немало, отцу нравилось прокатиться со мной по столице по местам его боевой славы, а мать так та тоже лягушка путешественница.

Но потом был развод и отпала необходимость возить детей. Потом заболел отец, я уволился, чтобы ухаживать за ним, и отпала необходимость работать на машине. Потом отец умер, и с ним ушло последнее, для чего ещё была нужна машина — поездки на дачу. И все эти ремонты, ТО, столичный трафик, общение с ДПС, всё это начало меня напрягать как совершенно лишнее в моей жизни. При этом, по сути машина была нужна лишь когда друзья просили меня куда нибудь отвезти/привезти, а сам я с превеликим удовольствием перемещался общественным транспортом и лишь изредка в охотку гонял по ночной Москве. Поэтому когда я продал своего Тигрусика, то и вздохнул с облегчением, жить стало проще.

А сейчас меня начинает тяготить даже моя берложка. Мне нравится бывать у друзей в их огромных загородных домах, но все, что нужно лично мне, это десять изолированных метров под крышей, а в них санузел, матрас и газовая плита, примерно так я сейчас и живу, как и два года назад, только не в десяти метрах, а на площади в три с половиной раза больше, и все это лишнее для меня, особенно когда прикидываю, сколько денег нужно, чтобы привести этот пиндец в приличный вид. И что я за чудо такое без перьев, сам себе не перестаю удивляться…

И да, с барышней-аскетом на прошлой неделе к моему великому сожалению мне пришлось распрощаться, некому теперь следить за моей осанкой и правильным питанием. Но такая работа не для человека, занятого самосовершенствованием и постигнувшему тщету всех прочих мирских деяний. В ноябре должна пойти учиться и получить какой то там сертификат на преподавание йоги, и тогда, очень надеюсь, человек будет зарабатывать на жизнь своим призванием. За это и выпьем!

Яндекс.Метрика